×
Понедельник, 23 Сентября 2019
мцц. Минодо́ры, Митродо́ры и Нимфодо́ры (305–311);

прп. Павла Послушли́вого, Печерского, в Дальних пещерах (XIII–XIV);
прп. кн. Андре́я, в иночестве Иоаса́фа, Спасокубенского (1453);
апп. от 70-ти Аполло́са (Апе́ллия), Луки́я (Луки́) и Кли́мента, епископа (I);
мч. Варипса́ва (II);
блгв. царицы Греческой Пульхе́рии (453);
свтт. Петра и Павла, епископов Никейских (IX), Собор Липецких святых;

сщмчч. Исмаи́ла Кудрявцева, Евге́ния Попова, Иоа́нна Попова, Константина Колпецкого, Петра Григорьева, Васи́лия Максимова, Гле́ба Апухтина, Васи́лия Малинина, Иоа́нна Софронова, Петра Юркова, Николая Павлинова, Палла́дия Попова, пресвитеров, прмчч. Меле́тия (Федюнева), иеромонаха и Гаврии́ла (Яцика)архимандрита, мч. Симео́на Туркина;
мц. Татиа́ны Гримблит (1937);
сщмч. Уа́ра (Шмарина), епископа Липецкого (1938);
Понедельник, 23 Сентября 2019
Рад приветствовать всех посетителей нашего сайта.
Пусть он поможет Вам найти дорогу к Богу и будет полезен в деле Вашего спасения!
Высокопреосвященный Лука, митрополит Запорожский и Мелитопольский

Сайт hram.zp.ua — информационный интернет — ресурс Запорожской епархии Украинской Православной Церкви.
Основными задачами сайта являются:
— освещение многообразия жизни православия в Украине, а также событий и вопросов, которые интересны верующим или интересующимся православием гражданам нашей страны;
— освещение деятельности епархии, митрополита Запорожского и Мелитопольского Луки, предоставление информации о совершении богослужений и празднованиях, о тенденциях развития православной веры в регионе, а также отображение официальной позиции епархии по поводу церковных и социально-культурных событий;
— размещение справочной информации о работе епархиального управления, кафедральных соборов, храмах, благочиниях, монастырях;
— создание коммуникационных возможностей для упрощения общения православных верующих с духовенством епархии;

Сайт создан по благословению архиепископа Василия в 2008 году. С апреля 2009 года работу редакции епархиального сайта благословил владыка Иосиф, епископ Запорожский и Мелитопольский.

C 29 декабря 2010 года —  работу редакции епархиального сайта благословил и лично курирует Высокопреосвященный Лука, митрополит Запорожский и Мелитопольский.

ОГРАНИЧЕНИЯ:

1. Все материалы, опубликованные на сайте, соответствуют официальным документам, но не могут быть использованы в качестве таковых с целью обжалования, перепечатки в прессе или для прочих, в том числе юридических или судебных действий.

2. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены согласно украинскому и международному законодательству об авторских правах. При использовании текстов сайта в электронных СМИ ссылка на сайт «Запорожская епархия УПЦ» обязательна, при использовании материалов в Интернете обязательна гиперссылка на hram.zp.ua или страницу материала.  При этом обращается внимание, что на сайте публикуются и материалы других интернет — источников. В этом случае — правообладателем материалов является источник публикации и использование данных материалов необходимо осуществлять в соответствии с правилами, которые указаны авторами или правообладателями материалов.

Редакция может не разделять точки зрения, представленные в публикациях авторов.

На сайте не публикуются материалы, содержащие открытые призывы к насилию, разжиганию межнациональной или религиозной вражды, противоречащие действующему законодательству Украины.

Читатели имеют возможность оставлять комментарии к публикациям сайта.

Не допускаются комментарии, содержащие оскорбления, переход на личности, выяснение личных отношений, личную переписку, совершенно не касающиеся темы публикации, набранные ПРОПИСНЫМИ буквами, содержащие бездоказательные обвинения других участников, экстремистские высказывания, провокационную информацию и т.д.

Все комментарии проходят модерацию. Комментарии, нарушающие указанные выше требования — удаляются.


Запорожская епархия УПЦ
Запорожская епархия УПЦ 38 (061) 224-83-95 ул. Кияшко, 26 г. Запорожье, 69041
https://hramzp.ua/muchenik-stefan-nalivayko
голосов: 0
0 0
24 Июля 2017 г

https://hramzp.ua/wp-content/uploads/2017/06/8.jpg https://hramzp.ua/wp-content/uploads/2017/06/8-150x150.jpg
Узнавайте о событиях первыми. Подпишитесь на наш Telegram

Му­че­ник Сте­фан ро­дил­ся в 1898 го­ду в се­ле Кон­стан­ти­нов­ка Ме­ли­то­поль­ско­го уез­да Хер­сон­ской гу­бер­нии в бла­го­че­сти­вой кре­стьян­ской се­мье Пи­ме­на и Ев­фро­си­нии На­ли­вай­ко. Боль­шое нрав­ствен­ное вли­я­ние на маль­чи­ка име­ла его мать Ев­фро­си­ния Ро­ма­нов­на, уси­ли­я­ми ко­то­рой он по­лу­чил хо­ро­шее цер­ков­ное вос­пи­та­ние, пре­крас­но знал Свя­щен­ное Пи­са­ние и по­лю­бил чи­тать ду­хов­ные кни­ги.
По­сле уста­нов­ле­ния со­вет­ской вла­сти, ко­гда на­ча­лись го­не­ния на Пра­во­слав­ную Цер­ковь, Ев­фро­си­ния Ро­ма­нов­на ста­ла хо­дить по со­сед­ним се­лам с про­по­ве­дя­ми. Вла­сти пре­ду­пре­ди­ли ее: «Баб­ка, кон­чай про­по­ве­до­вать, а то ина­че по­са­дим». Но не по­слу­ша­лась их Ев­фро­си­ния. В кон­це кон­цов зи­мой 1927 го­да при­шли ее аре­сто­вы­вать. Она на­де­ла ко­жух и, по­ка­зы­вая на дру­гой ко­жух, ска­за­ла пар­ню, ко­то­ро­му бы­ло по­ру­че­но ее аре­сто­вать:
— Ты бе­ри два ко­жу­ха.
— Да за­чем мне? — ска­зал он.
— Да те­бе еще при­дет­ся ме­ня об­рат­но вез­ти.
— Баб­ка, мно­го ты зна­ешь, — над­мен­но от­ве­тил тот и ко­жух не взял.
По­сле до­про­са Ев­фро­си­нию Ро­ма­нов­ну сра­зу же от­пу­сти­ли до­мой, и тот же па­рень по­вез ее в се­ло Кон­стан­ти­нов­ку, жа­лея уже, что не взял вто­рой ко­жух, ко­то­рый бы ему те­перь при­го­дил­ся.
Скон­ча­лась она в род­ном се­ле в сво­ем до­ме в 1929 го­ду.
Ко­гда Сте­па­ну ис­пол­ни­лось де­вять лет, ро­ди­те­ли от­да­ли его в цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу, в ко­то­рой он про­учил­ся три го­да, по­сле че­го по­сту­пил в учи­ли­ще при Гри­го­рие-Би­зю­ко­вом мо­на­сты­ре, где учил­ся два го­да. В это вре­мя на­сто­я­те­лем мо­на­сты­ря был ар­хи­епи­скоп Та­ври­че­ский Ди­мит­рий (Аба­шид­зе) и мо­на­стырь сла­вил­ся бла­го­че­сти­ем ино­ков и мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­стью. Вре­мя, про­ве­ден­ное в Гри­го­рие-Би­зю­ко­вом мо­на­сты­ре, ока­за­ло на Сте­па­на весь­ма бла­го­твор­ное вли­я­ние и ска­за­лось по­том на всей его жиз­ни.
Здесь Сте­пан по­чув­ство­вал серд­цем, сколь ве­ли­ка по­э­ти­че­ская кра­со­та и ду­хов­ная глу­би­на пра­во­слав­но­го бо­го­слу­же­ния. Он стал по­се­щать по­чти все служ­бы, и его бла­го­сло­ви­ли при­слу­жи­вать во вре­мя бо­го­слу­же­ния. В мо­на­сты­ре он ощу­тил, что пред­став­ля­ет из се­бя та под­лин­но ду­хов­ная ат­мо­сфе­ра, ко­гда лю­ди все­це­ло устрем­ле­ны ко спа­се­нию; в мо­на­сты­ре он ос­но­ва­тель­но озна­ко­мил­ся с цер­ков­ным пре­да­ни­ем, в осо­бен­но­сти чи­тая жи­тия свя­тых. Ни­ка­кой по­двиг, ни­ка­кое му­же­ство, ни­ка­кой труд, ни­ка­кая нрав­ствен­ная и ду­хов­ная кра­со­та, ни­ка­кая мир­ская муд­рость не мо­гут срав­нить­ся с по­дви­гом, му­же­ством, тру­дом, нрав­ствен­ной и ду­хов­ной кра­со­той и муд­ро­стью свя­то­го. Весь мир с его пред­став­ле­ни­я­ми о со­вер­шен­стве и по­дви­гах по­мерк в гла­зах маль­чи­ка и пред­стал, как блед­ная тень под­лин­ной жиз­ни и под­лин­ной це­ли. Неот­ра­зи­мо пре­крас­ный хри­сти­ан­ский иде­ал и жаж­да до­стиг­нуть его по­се­ли­лись в ду­ше Сте­па­на и не остав­ля­ли за­тем в те­че­ние всей его жиз­ни. Осо­бен­но его по­ра­зи­ло, как и мно­гих ве­ру­ю­щих рус­ских под­рост­ков, жи­тие свя­то­го пра­вед­но­го Алек­сия, че­ло­ве­ка Бо­жия.
Ко­гда маль­чи­ку ис­пол­ни­лось че­тыр­на­дцать лет, он вер­нул­ся до­мой и стал по­мо­гать от­цу по хо­зяй­ству. Его отец, Пи­мен Кон­стан­ти­но­вич, был из бед­ных кре­стьян, сво­ей зем­ли не имел и арен­до­вал от пя­ти до де­ся­ти де­ся­тин — ко­гда сколь­ко бы­ло по си­лам об­ра­бо­тать; имел двух ло­ша­дей и ко­ро­ву. Но не к хо­зяй­ству скло­ня­лись ум и серд­це Сте­па­на, и в 1914 го­ду, ко­гда ему ис­пол­ни­лось шест­на­дцать лет, он уехал в го­род Ге­ни­ческ, по­се­лил­ся на мо­на­стыр­ском по­дво­рье и был при­нят пев­чим в мо­на­стыр­ский хор. Здесь он по­чув­ство­вал недо­ста­ток цер­ков­но­го об­ра­зо­ва­ния, в ос­нов­ном в зна­нии цер­ков­но­го уста­ва, и в те­че­ние двух ме­ся­цев уси­лен­но за­ни­мал­ся изу­че­ни­ем уста­ва в Кор­сун­ско-Бо­го­ро­диц­ком мо­на­сты­ре. По­сле это­го, вер­нув­шись в род­ное се­ло, он по­сту­пил пев­чим в цер­ковь, где на­сто­я­те­лем то­гда был свя­щен­ник Па­вел Бу­цин­ский, рас­стре­лян­ный впо­след­ствии боль­ше­ви­ка­ми. Од­новре­мен­но Сте­пан по­мо­гал от­цу по хо­зяй­ству.
В фев­ра­ле 1917 го­да Сте­пан был мо­би­ли­зо­ван в дей­ству­ю­щую ар­мию. По­сле трех ме­ся­цев обу­че­ния в го­ро­де Ека­те­ри­но­слав­ле он был на­прав­лен на Ру­мын­ский фронт. В июле 1917 го­да нем­цы, поль­зу­ясь про­ис­шед­шей в Рос­сии ре­во­лю­ци­ей и свя­зан­ной с ней дез­ор­га­ни­за­ци­ей ар­мии, пе­ре­шли на Ру­мын­ском фрон­те в на­ступ­ле­ние, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го ча­сти 134-го Фе­о­до­сий­ско­го пол­ка, где слу­жил Сте­пан На­ли­вай­ко, по­па­ли в плен. На­хо­дясь в пле­ну, Сте­пан око­ло двух ме­ся­цев ра­бо­тал в при­фрон­то­вой по­ло­се, а за­тем был за­клю­чен в конц­ла­герь «Лам­сдорф», где про­был до ян­ва­ря 1918 го­да, ко­гда адми­ни­стра­ция ла­ге­ря от­пра­ви­ла его на граж­дан­ские ра­бо­ты в по­се­лок. К то­му вре­ме­ни Укра­и­на по Брест-Ли­тов­ско­му до­го­во­ру ото­шла к Гер­ма­нии и бы­ла за­ня­та гер­ман­ски­ми вой­ска­ми. Мать Сте­па­на, Ев­фро­си­ния Ро­ма­нов­на, об­ра­ти­лась к ок­ку­па­ци­он­ным вла­стям с прось­бой раз­ре­шить сы­ну вер­нуть­ся из пле­на до­мой. Осе­нью 1918 го­да раз­ре­ше­ние бы­ло по­лу­че­но, и Сте­пан сно­ва был за­клю­чен в конц­ла­герь «Лам­сдорф», на этот раз для от­прав­ки на ро­ди­ну. В это вре­мя в Гер­ма­нии про­изо­шла ре­во­лю­ция, и усло­вия со­дер­жа­ния во­ен­но­плен­ных в конц­ла­ге­ре на­столь­ко ухуд­ши­лись, что им ста­ла гро­зить го­лод­ная смерть. И Сте­пан бе­жал из конц­ла­ге­ря. До­мой в Рос­сию ему при­шлось ид­ти пеш­ком и днем и но­чью, в пу­ти пе­ре­но­ся го­лод и хо­лод. Он про­шел часть Гер­ма­нии, Ав­стрию, Вен­грию, пе­ре­пра­вил­ся через рос­сий­скую гра­ни­цу, до­брал­ся до Хер­со­на и на­ко­нец при­шел в свой уезд­ный го­род Алёш­ки, где по­лу­чил до­ку­мен­ты, сви­де­тель­ству­ю­щие, что он сол­дат, вер­нув­ший­ся из пле­на до­мой. До род­но­го до­ма Сте­пан до­брал­ся за че­ты­ре дня до Рож­де­ства Хри­сто­ва.
Он устро­ил­ся в храм пса­лом­щи­ком и ра­бо­тал в сво­ем до край­но­сти бед­ном по тем ме­стам хо­зяй­стве. Отец к то­му вре­ме­ни со­ста­рил­ся, мать бы­ла тя­же­ло боль­на, за ней неко­му бы­ло уха­жи­вать, и Сте­пан ра­ди это­го ре­шил же­нить­ся. Де­вуш­ку взял круг­лую си­ро­ту из то­го же се­ла, Ха­ри­ти­ну Дмит­ри­ев­ну Се­ва­стья­но­ву. Через год у них ро­ди­лась дочь Ра­и­са.
Со­стра­да­ние к угне­тен­но­му на­ро­ду и к но­вым вла­стям, пред­ста­ви­те­ли ко­то­рых ядом без­бо­жия отрав­ля­ли и гу­би­ли свои и чу­жие ду­ши, — все на­тал­ки­ва­ло на мысль, по­мо­лив­шись, по­нять, как хоть сколь­ко-ни­будь об­лег­чить об­щее го­ре и най­ти уто­ле­ние со­ве­сти, го­лос ко­то­рой яв­ствен­но зву­чал в ду­ше Сте­па­на и при­зы­вал дей­ство­вать. Чи­стая ду­ша не при­ни­ма­ла и не со­гла­ша­лась со злом, во­ца­рив­шим­ся в рус­ском ми­ре буд­то по пра­ву. Это­го, счи­тал он, быть не долж­но, по­то­му что мир оси­ял свет Хри­стов, ко­то­рый, вхо­дя в ду­ши, при­зван их пре­об­ра­зить и обо­жить. И Сте­пан на­чал усерд­но мо­лить­ся Бо­гу, чтобы Гос­подь ука­зал ему, как по­сту­пить. И в сно­ви­де­нии по­сле мо­лит­вы ему бы­ло воз­ве­ще­но, что он дол­жен от­пра­вить­ся в Моск­ву, где ему бу­дет ска­за­но, что на­до де­лать. И в на­ча­ле ап­ре­ля 1923 го­да он оста­вил дом, же­ну, дочь и хо­зяй­ство и на­пра­вил свой путь в Моск­ву. Пу­те­ше­ствие до сто­ли­цы за­ня­ло бо­лее со­ро­ка дней.
Преж­де чем вый­ти на об­ще­ствен­ное по­при­ще, Сте­пан при­го­то­вил ду­шу, по­по­стив­шись и по­мо­лив­шись, ис­по­ве­дав­шись в Дон­ском и Да­ни­ло­вом мо­на­сты­рях и при­ча­стив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин.
В пе­ри­од пре­бы­ва­ния Сте­па­на в Москве скон­чал­ся пат­ри­ар­ший ар­хи­ди­а­кон Кон­стан­тин Ро­зов. От­пе­ва­ние и по­хо­ро­ны бы­ли на­зна­че­ны на 3 июня в три ча­са дня на Ва­гань­ков­ском клад­би­ще. На­ро­ду со­бра­лось мно­же­ство. Ко­гда гроб с те­лом по­чив­ше­го был вне­сен в цер­ковь, две­ри хра­ма за­кры­ли и к ожи­дав­шей тол­пе вы­шел свя­щен­ник и со­об­щил, что по­хо­ро­ны ар­хи­ди­а­ко­на пе­ре­но­сят­ся на утро сле­ду­ю­ще­го дня вви­ду то­го, что не успе­ли при­го­то­вить мо­ги­лу и не при­бы­ли бли­жай­шие род­ствен­ни­ки.
Лю­ди еще не разо­шлись, ко­гда на воз­вы­ше­ние взо­шел Сте­пан и ска­зал про­ник­но­вен­ное сло­во о по­чив­шем ар­хи­ди­а­коне, а за­тем, об­ра­ща­ясь к на­ро­ду, при­ба­вил:
— Вре­мя сей­час очень труд­ное, тя­же­лое, но это вре­мя из­бав­ле­ния на­ро­да от гре­ха, по­это­му про­шу вас — не за­бы­вай­те Бо­га. Кре­сти­те де­тей. Не жи­ви­те невен­чан­ны­ми. А глав­ное, жи­ви­те по со­ве­сти. На­станет вре­мя, ко­гда пра­во­слав­ные хри­сти­ане вос­пря­нут, Бог этих бо­го­не­на­вист­ни­ков свергнет.
Во вре­мя его ре­чи ми­ли­ция по­пы­та­лась аре­сто­вать про­по­вед­ни­ка, но на­род сто­ял сте­ной и не до­пус­кал. То­гда был вы­зван на­ряд ми­ли­ции, Сте­пан был аре­сто­ван и на про­лет­ке от­ве­зен в от­де­ле­ние ми­ли­ции. Дорóгой ми­ли­ци­о­нер спро­сил Сте­па­на, из ка­кой он гу­бер­нии. Сте­пан от­ве­тил:
— Гу­бер­нии все мои.
— Как ва­ше имя и сколь­ко вам лет? — спро­сил ми­ли­ци­о­нер.
— Мне два­дцать че­ты­ре го­да. Фа­ми­лия моя На­ли­вай­ко Сте­фан Пиме­но­вич.
— Где ва­ши до­ку­мен­ты? — спро­сил ми­ли­ци­о­нер.
Сте­пан рас­стег­нул на гру­ди ру­баш­ку и, по­ка­зы­вая на тя­же­лый оло­вян­ный крест, ска­зал:
— Вот мои до­ку­мен­ты. Боль­ше у ме­ня нет ни­че­го.
В от­де­ле­нии ми­ли­ции он от­ка­зал­ся от­ве­чать на во­про­сы и был от­ве­зен в ОГПУ. Здесь ему пред­ло­жи­ли за­пол­нить ан­ке­ту. Сте­пан на во­прос, к ка­ко­му он при­над­ле­жит го­су­дар­ству, на­пи­сал: «Но­во­му Иеру­са­ли­му». А для неосве­дом­лен­но­го сле­до­ва­те­ля по­яс­нил: «Схо­дя­ще­му с небес». На во­прос о про­фес­сии на­пи­сал: «Жнец». О ра­бо­те: «Сви­де­тель сло­ва Бо­жия, про­по­вед­ник». На во­про­сы, где ра­бо­тал, на ка­кие сред­ства жил и вла­дел ли ка­ким недви­жи­мым иму­ще­ством, на­пи­сал: «По во­ле Иису­са Хри­ста всем тем, что по­да­вал Иисус Хри­стос». На во­прос о во­ин­ском зва­нии от­ве­тил: «Во­ин Иису­са Хри­ста». На во­прос ан­ке­ты об иму­ще­ствен­ном по­ло­же­нии Сте­пан на­пи­сал: «Веч­ное Еван­ге­лие внут­ри ме­ня». На во­прос о по­ли­ти­че­ских убеж­де­ни­ях от­ве­тил: «Ис­тин­но пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин». На во­прос, чем за­ни­мал­ся и где слу­жил, от­ве­тил сло­ва­ми, пол­ны­ми скор­би и го­ре­чи: «Не пом­ню, но знаю, что в Рос­сии, то­гда еще Рос­сия бы­ла, а те­перь я вам не бу­ду о Рос­сии го­во­рить, по­то­му что ее не су­ще­ству­ет».
7 июня со­сто­ял­ся до­прос.
— Где вы жи­ли по при­хо­де в Моск­ву? — спро­сил сле­до­ва­тель.
— Жил я в эти дни на сре­дине го­ро­да Ва­ви­ло­на.
— Как ока­за­лись на Ва­гань­ков­ском клад­би­ще?
— По­пал я на Ва­гань­ков­ское клад­би­ще во­ди­мый Ду­хом, дан­ным мне от Бо­га, с це­лью сви­де­тель­ство­вать сло­во Бо­жие. На клад­би­ще бы­ло мно­го на­ро­да, к ко­то­ро­му я об­ра­тил­ся с ре­чью и ука­зал, что на­ста­ет вре­мя из­бав­ле­ния от гре­ха.
— Как вы от­но­си­тесь к со­вет­ской вла­сти?
— Я на­сто­я­щую власть не одоб­ряю, по­то­му что она не при­зна­ет Бо­га. Я по­слан бо­роть­ся с этой вла­стью, но борь­ба моя не во­ин­ским ору­жи­ем, а сло­вом прав­ды Свя­щен­но­го Пи­са­ния.
На этом до­прос окон­чил­ся. Сле­до­ва­тель, вни­ма­тель­но про­чи­тав от­ве­ты Сте­па­на, через два дня сно­ва вы­звал его и спро­сил:
— По­че­му не су­ще­ству­ет те­перь Рос­сии?
— Рос­сия бы­ла то­гда, ко­гда сто­я­ли у вла­сти пра­во­слав­ные, а те­перь го­род Ва­ви­лон, то есть го­род без­за­ко­ния, — от­ве­тил Сте­пан.
— Вы при­ни­ма­ли уча­стие в граж­дан­ской войне?
— В граж­дан­ской войне я уча­стия не при­ни­мал. Спо­соб из­бав­ле­ния от гре­хов без­за­ко­ния — это об­ра­ще­ние лю­дей к прав­де, то есть при­зна­ние Иису­са Хри­ста Сы­ном Бо­жи­им. Я не мо­гу при­дер­жи­вать­ся этой вла­сти, по­то­му что ни­кто не мо­жет уго­дить двум гос­по­дам. Эта власть вред­на, по­то­му что она идет про­тив Бо­га. Я же­лаю власть ту, ко­то­рая все­це­ло по­ви­ну­ет­ся Иису­су Хри­сту, Сы­ну Бо­жию.
Эта власть — тьма, а при той вла­сти лю­ди хо­ди­ли бы в све­те.
Через два дня сле­до­ва­тель сно­ва вы­звал Сте­па­на на до­прос и спро­сил:
— Вы со­вет­скую власть при­зна­е­те?
— Как ее не при­знать? Как мож­но не при­знать власть, ко­гда она су­ще­ству­ет? Вот вы ска­же­те — это чер­ниль­ни­ца, и вы спро­си­те ме­ня — это чер­ниль­ни­ца? И я от­ве­чу — ко­неч­но чер­ниль­ни­ца. Как я мо­гу ска­зать, что ее нет? Власть, ко­неч­но, есть. Но мно­гие взгля­ды с ней на ре­ли­гию я не раз­де­ляю. Ес­ли бы не бы­ло го­не­ний на Цер­ковь, то я бы раз­де­лял с ней свои взгля­ды. Ес­ли бы власть не разо­ря­ла церк­ви, не уби­ва­ла и не вы­сы­ла­ла свя­щен­ни­ков, то я бы ее при­вет­ство­вал, а так — нет, при­вет­ство­вать я ее не мо­гу и не хо­чу о том врать.
В тюрь­ме ОГПУ Сте­пан пер­вое вре­мя си­дел в об­щей ка­ме­ре, и его при­сут­ствие здесь ста­ло боль­шим уте­ше­ни­ем для уз­ни­ков. Он сра­зу ска­зал, что хо­тя и аре­сто­ван за аги­та­цию про­тив со­вет­ской вла­сти, но и те­перь, ли­шен­ный сво­бо­ды, не бо­ит­ся от­кры­то го­во­рить сле­до­ва­те­лям прав­ду. Ос­но­ва­ние со­вет­ской вла­сти воз­двиг­ну­то на пес­ке. Не бой­тесь и не тос­куй­те, вре­мя из­бав­ле­ния близ­ко.
В се­ре­дине июня Сте­па­на пе­ре­ве­ли из тюрь­мы ОГПУ в об­щую ка­ме­ру Бу­тыр­ской тюрь­мы. 25 июня он на­пра­вил сле­до­ва­те­лю ОГПУ за­яв­ле­ние, об­ра­щен­ное к вла­стям: «Пра­ви­те­ли Рус­ской зем­ли, про­шу об­ра­тить вни­ма­ние на свой на­род, как он стонет под игом са­мо­го се­бя; жа­лост­но смот­рит на пра­ви­те­ля — а пра­ви­тель смот­рит на на­род. Рас­су­ди каж­дый, не страх ли вла­де­ет че­ло­ве­ком? И этот страх есть страх неправ­ды. Неуже­ли неправ­да силь­нее прав­ды? — Ни в ко­ем слу­чае, по­то­му что неправ­да над че­ло­ве­ком власт­ву­ет, по­ку­да че­ло­век су­ще­ству­ет на этой зем­ле, а уми­ра­ет че­ло­век — и неправ­да так­же уми­ра­ет. Об­ра­тим­ся к прав­де, ка­ко­ва си­ла прав­ды. Ес­ли жи­вет че­ло­век прав­дою, то го­ним ли он, ху­лим ли, угне­та­ем ли, на­силь­ству­ем ли кем-ли­бо, бо­лен ли… и, на­ко­нец, уми­ра­ет ли, об­ра­ти­те свой взор на него, с ка­кою ра­до­стью пе­ре­жи­ва­ет все это! По­че­му так? По­то­му что прав­да, ко­то­рой он жил, не уми­ра­ет. Прав­да по­беж­да­ет и смерть, по­то­му что име­ет Цар­ство и си­лу преж­де всех век и во ве­ки ве­ков. Аминь.
Вре­мя близ­ко к осу­ществ­ле­нию прав­ды, и она не прой­дет ми­мо, ибо на­сту­па­ет час жат­вы, пред­ска­зан­ный Иису­сом Хри­стом…
А по­се­му про­шу вас, пра­ви­те­ли Рус­ской зем­ли, до­воль­но по­беж­дать свою зем­лю… Об­ра­ти­тесь ко Хри­сту и по­знай­те в Нем жизнь…»
31 ав­гу­ста 1923 го­да Сте­пан был вы­зван сле­до­ва­те­лем Ка­зан­ским на до­прос. На за­дан­ные во­про­сы Сте­пан от­ве­тил: «По при­хо­де мо­ем в Моск­ву, я по пу­ти свер­нул в Да­ни­лов мо­на­стырь, где про­был все­го несколь­ко дней; здесь ис­по­ве­до­вал­ся, не пом­ню у ко­го. Неко­то­рые при­хо­жане, ко­то­рых я не знаю, при­гла­ша­ли ме­ня к се­бе ино­гда за­ку­сить, ино­гда пе­ре­но­че­вать. Был так­же в Дон­ском мо­на­сты­ре, где так­же ис­по­ве­до­вал­ся, у ко­го — не пом­ню. При пре­бы­ва­нии мо­ем в Москве я слы­шал от лю­дей о смер­ти ар­хи­ди­а­ко­на Ро­зо­ва и пред­сто­я­щих его по­хо­ро­нах на Ва­гань­ков­ском клад­би­ще, что и за­ста­ви­ло ме­ня от­пра­вить­ся на клад­би­ще. Боль­ше по мо­е­му де­лу по­ка­зать ни­че­го не имею и по­ка­зы­вать не бу­ду».
22 сен­тяб­ря со­труд­ник 6-го от­де­ле­ния сек­рет­но­го от­де­ла ОГПУ со­ста­вил за­клю­че­ние по «де­лу». «Спро­шен­ный в ка­че­стве об­ви­ня­е­мо­го граж­да­нин На­ли­вай­ко, — пи­сал он, — по­ка­зал, что, вы­сту­пая с ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ной ре­чью, он лишь вы­пол­нил мис­сию про­по­вед­ни­ка, вы­пол­няя по­ве­ле­ние Бо­жие об­ли­чать пра­ви­те­лей, дан­ное ему в сно­ви­де­нии; что при­ми­рить­ся с су­ще­ству­ю­щей непра­во­слав­ной вла­стью он не мо­жет и впредь бу­дет бо­роть­ся с нею, но не ору­жи­ем, а сло­вом. Со­дер­жась под стра­жей, граж­да­нин На­ли­вай­ко на­пра­вил два за­яв­ле­ния сле­до­ва­те­лю, пол­ные упре­ков со­вет­ской вла­сти за яко­бы боль­шое при­тес­не­ние на­ро­да и пред­ска­зы­вая близ­кое ее па­де­ние… По­ла­гаю: при­знать На­ли­вай­ко эле­мен­том со­ци­аль­но опас­ным и, ру­ко­вод­ству­ясь де­кре­том ВЦИК от 10.8.22 го­да, под­верг­нуть его вы­сыл­ке в адми­ни­стра­тив­ном по­ряд­ке в Ар­хан­гель­скую гу­бер­нию сро­ком на три го­да».
«На три го­да в ла­герь», — ис­пра­вил на­чаль­ник 6-го от­де­ле­ния сек­рет­но­го от­де­ла ОГПУ Туч­ков.
26 ок­тяб­ря 1923 го­да Ко­мис­сия НКВД по адми­ни­стра­тив­ным вы­сыл­кам при­го­во­ри­ла Сте­па­на «к за­клю­че­нию в Со­ло­вец­кий конц­ла­герь сро­ком на три го­да».
В ла­ге­ре ему при­шлось нелег­ко: он за­бо­лел цин­гой и у него от­ня­лись но­ги. Узнав о тя­же­лом по­ло­же­нии Сте­па­на, его мать, Ев­фро­си­ния Ро­ма­нов­на, от­пра­ви­лась к нему в Со­ло­вец­кий ла­герь на сви­да­ние. С со­бою она взя­ла бе­лье и про­дук­ты. Со­сто­я­ние здо­ро­вья Сте­па­на бы­ло кри­ти­че­ским — на сви­да­ние его вы­нес­ли на но­сил­ках. На вре­мя сви­да­ния сы­ну и ма­те­ри вы­де­ли­ли от­дель­ную ком­на­ту, где они про­бы­ли несколь­ко дней.
Через три го­да, по окон­ча­нии сро­ка, пред­ста­ви­те­ли ОГПУ вы­зва­ли Сте­па­на и спро­си­ли:
— Ну как, вы из­ме­ни­ли свои убеж­де­ния?
— Нет, не из­ме­нил.
— То­гда по­лу­чи­те еще три го­да ссыл­ки.
Ссыл­ку он от­бы­вал в Ка­зах­стане, в го­ро­де Тур­ке­стане. Ко­гда про­шли и эти три го­да, ему да­ли еще три го­да ссыл­ки, слов­но же­лая, чтобы он остал­ся здесь на всю жизнь. В ссыл­ке он на­учил­ся раз­но­го ро­да ре­мес­лам, в ко­то­рых про­явил недю­жин­ный та­лант, — мог сде­лать и лод­ку, и ман­до­ли­ну, и ги­та­ру, а ес­ли нуж­но, то и фа­э­тон. Сте­пан снял в арен­ду дом с са­дом и при­гла­сил к се­бе же­ну с до­че­рью.
Дочь Ра­и­са долж­на бы­ла пой­ти в шко­лу, но ко­гда ей ис­пол­ни­лось семь лет, Сте­пан на­пи­сал из ссыл­ки: «Ни в ко­ем слу­чае не от­да­вай­те в шко­лу». Он пом­нил и свое цер­ков­ное обу­че­ние, и за­ве­ты свя­тых от­цов, та­ких как свя­ти­тель Ва­си­лий Ве­ли­кий, ко­то­рый го­во­рил, что луч­ше во­об­ще остать­ся без свет­ско­го язы­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния, чем, по-мир­ски об­ра­зо­вав­шись, по­вре­дить сво­ей ду­ше. До­маш­ние по­слу­ша­лись Сте­па­на, ко­то­рый поль­зо­вал­ся и до­ма, и в се­ле боль­шим ав­то­ри­те­том, и не от­да­ли де­воч­ку в шко­лу. Учи­те­ля при­хо­ди­ли к ним до­мой и при­нуж­да­ли от­дать ее в шко­лу, но ро­ди­те­ли Сте­па­на дер­жа­лись в этом от­но­ше­нии твер­до. Уже при­шла к ним и дочь их, Та­тья­на, и ста­ла уго­ва­ри­вать от­ца:
— Па­па, я слы­ша­ла в сель­со­ве­те, что ес­ли ты внуч­ку не от­дашь в шко­лу, то к те­бе при­дут и за­бе­рут ко­ня.
Тя­же­ло бы­ло ста­ри­ку слу­шать, что он мо­жет по­те­рять сво­е­го ра­бо­че­го по­мощ­ни­ка, ло­шадь, он уже и не знал, что де­лать, а тут вско­ре при­шли учи­те­ля. Встре­ти­ла их Ев­фро­си­ния Ро­ма­нов­на и ска­за­ла: «Да на что она ей, шко­ла-то? Она и так уже гра­мот­ная».
Учи­те­ля про­дол­жа­ли уго­ва­ри­вать, но де­воч­ку так и не от­да­ли в шко­лу, а тут вско­ре Сте­пан по­звал же­ну с до­че­рью к се­бе. Де­воч­ка ни букв, ни аз­бу­ки со­вер­шен­но не зна­ла. Здесь, в Ка­зах­стане, она уже все­му на­учи­лась и по­лу­чи­ла на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние. Изу­чи­ла За­кон Бо­жий, ариф­ме­ти­ку, ис­то­рию. Од­но тя­же­ло бы­ло в ссыл­ке — цер­ковь бы­ла толь­ко об­нов­лен­че­ская, и се­мья ту­да не хо­ди­ла.
Изу­чая За­кон Бо­жий, Ра­и­са до­шла до по­вест­во­ва­ния о том, что Де­ва Бо­го­ма­терь ро­ди­ла Иису­са Хри­ста и, од­на­ко, оста­лась Де­вой, и бы­ло ей это сму­ти­тель­но — как та­кое мо­жет быть. И она по­ве­да­ла о сво­ем недо­уме­нии от­цу:
— Я не по­ни­маю. Или тут ошиб­ка ка­кая?
Сте­пан, вы­слу­шав ее, от­ве­тил:
— Пра­виль­но ты го­во­ришь: Бо­го­ма­терь ро­ди­ла Иису­са Хри­ста и оста­лась Де­вой. Те­перь вспом­ни — сколь­ко чу­дес бы­ло при Мо­и­сее, как бы­ло раз­де­ле­но Черм­ное мо­ре, вспом­ни о неопа­ли­мой ку­пине, как про­зяб жезл Ааро­нов, вспом­ни чу­де­са, ко­то­рые бы­ли со­вер­ше­ны про­ро­ком Или­ей. Что это та­кое? Чу­де­са? Да, чу­де­са! Это то, что со­вер­ше­но си­лою Бо­жи­ею во­пре­ки зем­но­му по­ряд­ку ве­щей. Тво­рец и За­ко­но­да­вец Гос­подь Сам, ес­ли по­же­ла­ет, да­ет но­вый за­кон или, во­пре­ки уста­нов­лен­но­му Им за­ко­ну, со­вер­ша­ет де­я­ние сверхъ­есте­ствен­ное, ко­то­рое на­ми, людь­ми, вос­при­ни­ма­ет­ся как чу­до, — со­вер­ша­ет, чтобы че­ло­век ви­дел ру­ку Твор­ца и по­ни­мал, Кто есть под­лин­ный За­ко­но­да­вец и ми­ра Тво­рец.
На­сту­пил 1931 год, под­хо­дил к кон­цу тре­тий срок. Ев­фро­си­ния Ро­ма­нов­на к то­му вре­ме­ни уже умер­ла, Пи­мен Кон­стан­ти­но­вич был очень стар и стал со­всем немощ­ным, и при­шлось жене Сте­па­на Ха­ри­тине с до­че­рью уехать в Кон­стан­ти­нов­ку, чтобы по­мочь ста­ри­ку убрать хлеб, там они и оста­лись до ре­ше­ния вла­стя­ми даль­ней­шей уча­сти Сте­па­на. Ро­ди­те­ли ре­ши­ли, что дочь по­лу­чи­ла до­ста­точ­ное ре­ли­ги­оз­ное вос­пи­та­ние и на­чаль­ное пред­став­ле­ние о Бо­ге, о Церк­ви, о все­мир­ной ис­то­рии и об ис­то­рии Рос­сии и для нее уже не бу­дет нрав­ствен­но опас­ным обу­че­ние в без­бож­ной шко­ле; они от­да­ли ее учить­ся в шко­лу, и впо­след­ствии она по­лу­чи­ла выс­шее об­ра­зо­ва­ние.
Сте­пан был че­ло­ве­ком об­щи­тель­ным, с ним вся­ко­му бы­ло ин­те­рес­но бе­се­до­вать, но о чем бы ни шел раз­го­вор, он все­гда пе­ре­во­дил его на бе­се­ду о глав­ном — о Бо­ге. Мно­гие жи­те­ли го­род­ка хо­ди­ли к нему до­мой, хо­ди­ли и вы­со­кие чи­ны ОГПУ. И он спро­сил их од­на­жды:
— Ну зна­е­те что, дру­зья, вы со­би­ра­е­тесь ме­ня осво­бож­дать или нет? Ни­че­го на мой счет нет?
— Нет, — от­ве­ти­ли те.
— Я то­гда на­пи­шу в Моск­ву, — ска­зал Сте­пан.
И он на­пи­сал вла­стям в Моск­ву. Про­шло сколь­ко-то вре­ме­ни, он при­шел к на­чаль­ни­ку ОГПУ и по­вто­рил свой во­прос.
— Сте­пан Пиме­но­вич, — ска­зал тот, — ва­ше осво­бож­де­ние ле­жит у ме­ня под сук­ном, но мы вас не хо­тим от­пус­кать. По­слу­шай­те ме­ня. Вы ко­гда при­е­де­те на ро­ди­ну, то мест­ные вла­сти со­бе­рут на вас ком­про­ме­ти­ру­ю­щие ма­те­ри­а­лы, вас аре­сту­ют и опять по­са­дят. По­ез­жай­те, за­бе­ри­те сво­е­го от­ца, се­мью и опять при­ез­жай­те. За­чем вам уез­жать? Вас все рав­но аре­сту­ют и опять вы­шлют — та­кая ве­дет­ся по­ли­ти­ка. За­би­рай­те от­ца, се­мью и воз­вра­щай­тесь.
Сте­пан не со­гла­сил­ся с на­чаль­ни­ком ОГПУ, взял справ­ку об осво­бож­де­нии и в сен­тяб­ре 1932 го­да уехал на ро­ди­ну.
В се­ле Кон­стан­ти­нов­ке уже пять лет как храм был за­крыт, свя­щен­ни­ка не бы­ло. Ко­гда при­е­хал Сте­пан, к нему сра­зу же по­тя­ну­лись лю­ди. В се­ле бы­ло в то вре­мя де­вять­сот дво­ров, и ста­ли его про­сить од­но­сель­чане, чтобы он от­хло­по­тал, по­мог им от­крыть храм. Сте­пан знал, что за­кон­ным об­ра­зом храм за­крыть не мог­ли. Он со­брал цер­ков­ную об­щи­ну из два­дца­ти че­ло­век и по­ехал с бу­ма­га­ми к вла­стям в Хер­сон, от­ку­да сра­зу же вер­нул­ся со свя­щен­ни­ком. Жив­шая в се­ле мо­на­хи­ня Ев­до­кия ста­ла пса­лом­щи­цей, Сте­пан стал управ­лять цер­ков­ным хо­ром, ко­то­рый он быст­ро со­брал, от­бою не бы­ло от же­ла­ю­щих петь на кли­ро­се.
При­шла Пас­ха. Сте­пан ли­ко­вал. Три дня он под­ни­мал­ся на ко­ло­коль­ню и с вдох­но­ве­ни­ем и вос­тор­гом зво­нил в ко­ло­ко­ла. Пас­халь­ное на­стро­е­ние и ве­ли­кая ра­дость ца­ри­ли в ду­ше Сте­па­на и в ду­шах жи­те­лей Кон­стан­ти­нов­ки.
Ста­ли вла­сти под­би­рать­ся к нему:
— Иди в кол­хоз!
Он то­гда ра­бо­тал ма­ля­ром по най­му.
— Что я бу­ду де­лать в кол­хо­зе? — от­ве­тил Сте­пан. — Дай­те мне пас­порт, и я уеду.
Но пас­пор­та вла­сти не да­ли, и на­ча­лись пре­сле­до­ва­ния и мы­тар­ства. В 1934 го­ду умер отец Сте­па­на; зем­ля, быв­шая в его хо­зяй­стве, оста­лась неза­се­ян­ной, и в ав­гу­сте 1934 го­да Сте­па­на при­влек­ли к от­вет­ствен­но­сти за непо­сад сво­е­го хле­ба на пло­ща­ди од­но­го гек­та­ра и осу­ди­ли на пять лет за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вых ла­ге­рях. Он на­пи­сал жа­ло­бу, де­ло бы­ло пе­ре­смот­ре­но, и он, не до­е­хав до конц­ла­ге­ря, был осво­бож­ден и вер­нул­ся до­мой. Од­на­ко пре­сле­до­ва­ния не пре­кра­ти­лись. Вла­сти ста­ли тре­бо­вать от Сте­па­на упла­ты то од­них на­ло­гов, то дру­гих. Ото­бра­ли быч­ка, ко­ро­ву, ло­шадь, из жив­но­сти оста­лись од­ни толь­ко ку­ры, но упла­ты на­ло­гов тре­бо­ва­ли как с пол­но­го хо­зяй­ства — и мо­ло­ком, и мя­сом, и шку­ра­ми. И не ста­ло ему чем пла­тить. В ап­ре­ле 1935 го­да со­сто­ял­ся суд над Сте­па­ном. Су­дья Ку­ро­пат­кин при­го­во­рил Сте­па­на к трем го­дам ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вых ла­ге­рей и к двум го­дам по­ра­же­ния в пра­вах. Сте­па­на по­са­ди­ли в тюрь­му, где он про­был до фев­ра­ля 1937 го­да, а за­тем был от­прав­лен эта­пом во Вла­ди­во­сток. Он на­пи­сал жа­ло­бу вла­стям в Моск­ву, от­ку­да через неко­то­рое вре­мя при­шел от­вет: оправ­дать со сня­ти­ем су­ди­мо­сти, про­тив судьи и про­ку­ро­ра воз­бу­дить уго­лов­ное де­ло.
Тем вре­ме­нем его же­на и дочь пе­ре­еха­ли в Сим­фе­ро­поль, и ле­том 1937 го­да Сте­пан при­е­хал к ним и устро­ил­ся ра­бо­тать ма­ля­ром. Мо­лить­ся он хо­дил в храм на клад­би­ще, и на­сто­я­тель хра­ма, свя­щен­ник Ни­ко­лай Швец, в ав­гу­сте 1940 го­да по­про­сил его вы­пол­нить ра­бо­ту для хра­ма — вы­кра­сить кры­шу. В это же вре­мя на­сто­я­тель со­бо­ра пред­ло­жил Сте­па­ну стать ре­ген­том хо­ра. Здесь, на служ­бе, Сте­пан сно­ва на­шел свое ме­сто — не бы­ло для него ни­че­го до­ро­же, чем цер­ковь. И ко­неч­но, бе­се­дуя с ве­ру­ю­щи­ми, он не скры­вал ре­ли­ги­оз­ных взгля­дов — как, по его мне­нию, Свя­щен­ное Пи­са­ние смот­рит на совре­мен­ные во­про­сы че­ло­ве­че­ской жиз­ни. Так воз­ник­ло его по­след­нее «де­ло».
25 ок­тяб­ря 1940 го­да бы­ло вы­пи­са­но по­ста­нов­ле­ние на арест Сте­па­на. Через три дня на­сто­я­тель хра­ма отец Ни­ко­лай при­гла­сил Сте­па­на к се­бе до­мой в свя­зи с окон­ча­ни­ем ра­бо­ты по хра­му. Сте­пан ска­зал то­гда жене:
— Ха­ри­ти­на, отец Ни­ко­лай с ма­туш­кой при­гла­ша­ют нас на чаш­ку чая.
Же­на от­ка­за­лась, и в го­сти по­шел он один. До­мой Сте­пан вер­нул­ся око­ло один­на­дца­ти ча­сов ве­че­ра. При­шел и ска­зал:
— У от­ца Ни­ко­лая брат был, при­е­хал от­ку­да-то из Цен­траль­ной Рос­сии. По­ели, вы­пи­ли чаю, немно­го по­го­во­ри­ли.
Бы­ло позд­но и на­до бы­ло укла­ды­вать­ся спать, но в два ча­са но­чи раз­дал­ся стук в дверь. От­кры­ли. На по­ро­ге сто­я­ли со­труд­ни­ки НКВД, они предъ­яви­ли ор­дер на обыск в квар­ти­ре и арест Сте­па­на. Сте­пан их спро­сил, что они со­би­ра­ют­ся ис­кать; те от­ве­ти­ли, что до­ку­мен­ты, не объ­яс­няя ка­кие. За­бра­ли пас­порт, Биб­лию 1904 го­да из­да­ния и Еван­ге­лие 1903 го­да. На­ко­нец на­шли справ­ку об осво­бож­де­нии Сте­па­на. И ко­гда на­шли, ска­за­ли ему:
— Возь­ми­те оде­я­ло, по­душ­ку и пой­дем­те с на­ми.
Так он был аре­сто­ван. Дочь во все вре­мя на­хож­де­ния от­ца под след­стви­ем до­би­ва­лась у на­чаль­ства тюрь­мы раз­ре­ше­ния на пе­ре­да­чу про­дук­тов, но ей от­ка­зы­ва­ли. Она ста­ла тре­бо­вать. Ви­дя ее неот­ступ­ность, со­труд­ник НКВД от­вел ее в от­дель­ную ком­на­ту и спро­сил:
— Что вы мо­же­те ска­зать о сво­ем от­це? Ка­кой он был как отец?
— Вам бы не сле­до­ва­ло за­да­вать та­кие во­про­сы до­че­ри. Да­же ес­ли бы был отец пло­хой, то как же я мог­ла бы ска­зать, что мой отец плох. Но та­кой отец, как у ме­ня, — луч­ше та­ко­го, как он, нет.
Ее от­пу­сти­ли, но пе­ре­да­чу не при­ня­ли, и не при­ни­ма­ли во все вре­мя след­ствия в те­че­ние по­лу­го­да.
До­про­си­ли Сте­па­на сра­зу же в день аре­ста.
— За что вы бы­ли осуж­де­ны в 1923 го­ду и вы­сла­ны? — спро­сил сле­до­ва­тель.
— В 1923 го­ду я был осуж­ден за то, что, бу­дучи ре­ли­ги­оз­ным че­ло­ве­ком, про­по­ве­до­вал в го­ро­де Москве на Ва­гань­ков­ском клад­би­ще о том, что хри­сти­ан­ское уче­ние есть един­ствен­но пра­виль­ное уче­ние. За про­по­ве­ди ме­ня осу­ди­ли и вы­сла­ли.
— Ка­кое уче­ние вы счи­та­е­те пра­виль­ным?
— Не имея по­ня­тия о ком­му­ни­сти­че­ском уче­нии, я не счи­тал ком­му­ни­сти­че­ское уче­ние пра­виль­ным или непра­виль­ным уче­ни­ем и про­по­ве­до­вал хри­сти­ан­ское уче­ние.
— На­зо­ви­те фа­ми­лии лиц из пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ства, с ко­то­ры­ми вы име­ли связь в го­ро­де Сим­фе­ро­по­ле.
— По­се­щая клад­би­щен­скую цер­ковь, я встре­чал­ся со свя­щен­ни­ком Ни­ко­ла­ем, фа­ми­лию ко­то­ро­го не знаю. Кро­ме то­го, знал еще од­но­го свя­щен­ни­ка, фа­ми­лию ко­то­ро­го так­же не знаю, не при­пом­ню.
— Со­об­щи­те, при ка­ких об­сто­я­тель­ствах вы по­зна­ко­ми­лись со свя­щен­ни­ком Ни­ко­ла­ем.
— Я со свя­щен­ни­ком Ни­ко­ла­ем встре­чал­ся в церк­ви, не пом­ню точ­но, но, ка­жет­ся, с 1937 го­да. Мы бе­се­до­ва­ли, но на ка­кие те­мы, не пом­ню, за­труд­ня­юсь ска­зать. В ав­гу­сте 1940 го­да свя­щен­ник Ни­ко­лай пред­ло­жил мне по­кра­сить кры­шу церк­ви, я со­гла­сил­ся. Во вре­мя окрас­ки кры­ши я за­хо­дил к свя­щен­ни­ку Ни­ко­лаю. Здесь же при­сут­ство­вал еще один че­ло­век, фа­ми­лии и име­ни ко­то­ро­го я не знаю. В раз­го­во­ре с ни­ми на ре­ли­ги­оз­ные те­мы я го­во­рил о 13-й гла­ве Апо­ка­лип­си­са. Вто­рой раз я за­хо­дил к свя­щен­ни­ку Ни­ко­лаю за мас­лом для окрас­ки кры­ши. Это бы­ло в се­ре­дине сен­тяб­ря. У свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая я опять встре­тил неиз­вест­но­го мне граж­да­ни­на. По­сле окрас­ки кры­ши я опять был в квар­ти­ре у свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая, при­хо­дил к нему за рас­че­том. Вско­ре по­сле это­го я был аре­сто­ван.
— Вы по­се­ща­ли свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая и бе­се­до­ва­ли с ним, со­об­щи­те все, что вам из­вест­но о нем.
— Я свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая ма­ло знаю и ни­че­го ска­зать о нем не мо­гу. Бе­сед с ним не имел.
Не ви­дя ино­го вы­хо­да из ту­пи­ка, в ко­то­ром ока­за­лось след­ствие, сле­до­ва­те­ли ре­ши­ли при­влечь в ка­че­стве сви­де­те­ля свя­щен­ни­ка Ни­ко­лая Шве­ца.
Свя­щен­ник Ни­ко­лай по­ка­зал:
— На­ли­вай­ко до­воль­но ре­ли­ги­оз­но на­чи­тан­ный че­ло­век, раз­би­ра­ет­ся хо­ро­шо в ре­ли­ги­оз­ных во­про­сах и про­из­во­дит впе­чат­ле­ние боль­шо­го ора­то­ра. Он мо­жет по несколь­ку ча­сов под­ряд го­во­рить на ре­ли­ги­оз­ные те­мы. К со­вет­ской вла­сти На­ли­вай­ко на­стро­ен враж­деб­но, не при­зна­ет ее и счи­та­ет, что эта власть не от Бо­га и ей не долж­ны под­чи­нять­ся. О во­ен­ных со­бы­ти­ях На­ли­вай­ко го­во­рил так, что со­юз­ни­ки во­ю­ют про­тив Гер­ма­нии боль­ше для бле­зи­ру, толь­ко для то­го, чтобы втя­нуть в вой­ну ней­траль­ные стра­ны, а по­том всем вме­сте уда­рить с юга на СССР, ко­то­рый и бу­дет по­беж­ден. Этот раз­го­вор да­ле­ко не ис­чер­пы­ва­ет­ся тем, что я по­ка­зал. Я ска­зал толь­ко са­мое ос­нов­ное, что со­хра­ни­лось в па­мя­ти.
По­сле это­го Сте­пан был сно­ва до­про­шен.
— В рас­по­ря­же­нии след­ствия име­ют­ся дан­ные о том, что вы под ви­дом рас­про­стра­не­ния ре­ли­ги­оз­ных про­по­ве­дей про­во­ди­ли сре­ди ве­ру­ю­щих ан­ти­со­вет­скую про­па­ган­ду. Пред­ла­гаю вам еще раз дать по это­му по­во­ду по­дроб­ное по­ка­за­ние.
— Я ре­ли­ги­оз­ных про­по­ве­дей не про­во­дил и ан­ти­со­вет­ской про­па­ган­дой не за­ни­мал­ся.
Хо­тя по­чти все до­про­сы про­во­ди­лись но­ча­ми, Сте­пан не ле­нил­ся вни­ма­тель­но про­чи­ты­вать про­то­ко­лы и в кон­це каж­до­го, преж­де чем рас­пи­сать­ся, пи­сал сво­ею ру­кою: «Про­то­кол мною про­чи­тан. За­пи­са­но с мо­их слов вер­но».
При всех ухищ­ре­ни­ях сле­до­ва­те­лей им не уда­лось за­ста­вить Сте­па­на ого­во­рить се­бя. Срок, от­ве­ден­ный для след­ствия, под­хо­дил к кон­цу, а Сте­пан по-преж­не­му дер­жал­ся спо­кой­но и ров­но и под­пи­сы­вать лже­сви­де­тель­ства про­тив се­бя не со­гла­шал­ся. 18 ян­ва­ря 1941 го­да сле­до­ва­тель еще раз вы­звал его на до­прос.
— При­зна­е­те вы се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии? — спро­сил он.
— Ви­нов­ным се­бя в предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии не при­знаю.
— След­ствие пред­ла­га­ет вам пре­кра­тить бес­цель­ное упор­ство — от­ри­ца­ние сво­ей ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти и при­знать­ся от­кро­вен­но в со­вер­шен­ных ва­ми контр­ре­во­лю­ци­он­ных дей­стви­ях.
— Я ан­ти­со­вет­ской, контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти не вел.
21 ян­ва­ря Сте­пан был вы­зван на по­след­ний до­прос.
— При­зна­е­те вы се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии?
— Ви­нов­ным се­бя в предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии не при­знаю.
В тот же день сле­до­ва­тель со­ста­вил про­то­кол об окон­ча­нии след­ствия и предо­ста­вил воз­мож­ность об­ви­ня­е­мо­му са­мо­му озна­ко­мить­ся с ма­те­ри­а­ла­ми. Про­чи­тав их, Сте­пан на­пи­сал: «С ма­те­ри­а­ла­ми след­ствен­но­го де­ла на трид­ца­ти трех ли­стах я озна­ко­мил­ся. По при­ве­ден­но­му след­ствен­но­му ма­те­ри­а­лу ви­нов­ным се­бя не при­знаю, так как ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей я аб­со­лют­но ни­где и ни­ко­гда не за­ни­мал­ся… А по­это­му ни в чем вы­ше­ука­зан­ном ви­нов­ным се­бя НЕ ПРИЗНАЮ».
4 фев­ра­ля от­дел про­ку­ра­ту­ры по спец­де­лам, рас­смот­рев ма­те­ри­а­лы след­ствия, вы­нес за­клю­че­ние: «Бу­дучи при­вле­чен и до­про­шен в ка­че­стве об­ви­ня­е­мо­го, На­ли­вай­ко С. П. в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти ви­нов­ным се­бя не при­знал, но не от­ри­ца­ет тот факт, что цер­ковь, на­хо­дя­щу­ю­ся в Сим­фе­ро­по­ле (на клад­би­ще), раз два­дцать по­се­щал.
При­ни­мая во вни­ма­ние, что до­бы­тых ма­те­ри­а­лов для на­прав­ле­ния де­ла в су­деб­ное за­се­да­ние недо­ста­точ­но, а лич­ность об­ви­ня­е­мо­го На­ли­вай­ко С.П. яв­ля­ет­ся со­ци­аль­но опас­ной, по­ла­гал бы: де­ло по об­ви­не­нию На­ли­вай­ко С.П. в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти на­пра­вить на рас­смот­ре­ние Осо­бо­го Со­ве­ща­ния при НКВД СССР».
7 ап­ре­ля 1941 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при НКВД СССР при­го­во­ри­ло Сте­па­на Пиме­но­ви­ча к пя­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь. Пе­ред от­прав­кой в ла­герь ему да­ли сви­да­ние с до­че­рью. И отец ска­зал ей, что в го­стях то­гда у от­ца Ни­ко­лая был не брат, а на­чаль­ник след­ствен­ной ча­сти НКВД, и сам отец Ни­ко­лай яв­ля­ет­ся со­труд­ни­ком НКВД[1]. Все, в чем об­ви­ни­ли его, — вы­дум­ка, но по­сколь­ку ре­ше­ние о его де­ле вы­но­си­ло Осо­бое Со­ве­ща­ние, то ни­кто не стал про­ве­рять, кто и что там го­во­рил. Осу­ди­ли его за то, что он был су­дим рань­ше.
Сте­па­на Пиме­но­ви­ча от­пра­ви­ли в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь в Но­рильск. С на­ча­лом Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны пе­ре­пис­ка меж­ду ним и род­ны­ми пре­кра­ти­лась. Толь­ко в на­ча­ле 1945 го­да они по­лу­чи­ли от него пер­вое по­сле пе­ре­ры­ва пись­мо: «До окон­ча­ния мо­е­го сро­ка оста­ет­ся три ме­ся­ца. Даст Бог, и нам при­дет­ся еще по­жить вме­сте».
Род­ные по­сла­ли ему пись­мо, день­ги, по­сыл­ку, но от­ве­та уже не при­шло. Через неко­то­рое вре­мя Ра­и­са Сте­па­нов­на по­сла­ла за­прос в управ­ле­ние ГУЛАГа, от­ку­да ей от­ве­ти­ли, что Сте­пан Пиме­но­вич На­ли­вай­ко умер от го­ло­да 12 фев­ра­ля 1945 го­да.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Ян­варь». Тверь. 2005. С. 440–456

При­ме­ча­ния

[1] Ко­гда на­ча­лась Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная вой­на и Крым ока­зал­ся за­хва­чен­ным нем­ца­ми, свя­щен­ник Ни­ко­лай Фе­до­ро­вич Швец остал­ся в Сим­фе­ро­по­ле и про­дол­жал слу­жить в хра­ме. Он был по­ве­шен нем­ца­ми за то, что вы­да­вал ев­ре­ям справ­ки о том, буд­то они кре­ще­ны.

Пресс-служба Запорожской епархии УПЦ

Комментариев нет

Читайте также

Победа команды «Знамение»

Команда «Знамение» заняла второе место в турнире по гиревому спорту на Кубок «Ядровый герц» - «Казацкая слава», уступив лишь спортивному клубу «Камелот» из Днепра.

Священнослужители приняли участие в конференции

17 сентября 2019 г. в Запорожье состоялась конференция Международного общества прав человека (МОПЧ) «Укрепление верховенства права в Украине».

Прихожане Свято-Покровского храма передали варенье для стационарных больных Ореховской больницы

Для прихожан Свято-Покровского храма стал доброй традицией сбор варенья собственного приготовления для пациентов, находящихся в стационарных отделениях Ореховской центральной районной больницы.

Собор Каменских святых Запорожской епархии

События начала ХХ века на Украине, когда были явлены первые новомученики, очень напоминают нынешнюю ситуацию. Многие верующие того времени стояли перед выбором: избрать путь мученичества и исповедничества, оставаясь со Христом, или путь созидания собственного благополучия, но без Христа.

Каждые понедельник и среда
Образовательные встречи
На Святую Землю с Митрополитом Лукой
26.06.2020
Объявляется конкурс «Мы – наследники Запорожских святых»
НАЧИНАЕТ РАБОТУ СЛУЖБА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ЗАПОРОЖСКОЙ ЕПАРХИИ
ОГЛАШАЕТСЯ НАБОР СЛУШАТЕЛЕЙ В СЕМЕЙНЫЙ КЛУБ «ИКОГЕНИЯ» В ГРУППУ «СЕМЕЙНЫЙ КУРС»
23.09.2019
Митрополит Лука: «Мне бы хотелось, чтобы не только наши одежды, но и наши души свидетельствовали о нашей вере»
23.09.2019
Рождество Пресвятой Богородицы
23.09.2019
Крестный ход в престольный праздник
23.09.2019
В Вольнянске открыт памятник Кобзарю
23.09.2019
Каменцы отметили день города в престольный праздник Рождества Пресвятой Богородицы
23.09.2019
Святитель Феодосий Черниговский — небесный покровитель села Новоднепровка
23.09.2019
Престольный праздник центрального храма Каменско-Днепровского благочиния
23.09.2019
Собор Каменских святых Запорожской епархии
23.09.2019
Престольный праздник в с. Новопилиповка
21.09.2019
Помощь детям в приюте посёлка Мирный
20.09.2019
Священнослужители приняли участие в конференции
20.09.2019
«Церковная благотворительность не дань моде, а исполнение принципов христианского милосердия и человеколюбия»
20.09.2019
«Сегодняшний день – еще одно напоминание о том, как Бог защищает Своих верных»
19.09.2019
10 минут о главном
18.09.2019
Мелитопольские верующие молитвенно почтили память своего небесного покровителя
18.09.2019
Награда за позицию газеты «ПОЗИЦИЯ»
18.09.2019
Строительство храма — общее дело
18.09.2019
Поздравление сотрудников МЧС Мелитополя с Днём спасателя
17.09.2019
Первый звонок в «Никольском колокольчике»
17.09.2019
Победа команды «Знамение»
17.09.2019
Прихожане Свято-Покровского храма передали варенье для стационарных больных Ореховской больницы
17.09.2019
Обучающий практикум по оказанию первой медицинской помощи
17.09.2019
«Тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою» (1 Кор.6:19-20)
17.09.2019
Праздник любви, семьи и верности в Энергодаре
17.09.2019
Начало учебного года в воскресных школах Мелитополя
17.09.2019
День физкультуры и спорта в Энергодаре
17.09.2019
«Дух Господа на Мне, ибо Он посвятил Меня помазанием Своим: … возвещать лето Господне благоприятное!» (Ис. 61,1-2)
16.09.2019
Приєднуйтесь до Благодійної акції «Дай лапу, друже!»
16.09.2019
«Вас сочетает в браке Сам Господь Бог, а не архиерей»
16.09.2019
В здоровом теле – здоровый дух
15.09.2019
Паломницька поїздка оріхівців до унікальних пам’яток історії
15.09.2019
Все человеческие страхи и фобии побеждаются страхом Божьим
15.09.2019
Митрополит Лука: «Своевременно оказанная первая медицинская помощь – это спасенная человеческая жизнь!»
15.09.2019
«Когда человек живет с Богом, он чувствует Его благость»
15.09.2019
Проповедовать лето Господне благоприятное
15.09.2019
Мир есть творение Божие, данное в удел человеку
14.09.2019
Смерть духовная — наркомания и пьянство
14.09.2019
Отверзай руку твою брату твоему, бедному твоему и нищему твоему на земле твоей [Втор. 15.11]
13.09.2019
Любой рекорд, как боксерская груша – ждет, чтобы его побили
13.09.2019
«Если мы живем духом, то по духу и поступать должны»

Новости на видеоканале епархии

Программа "Миръ Православия"

Світ Православія. Випуск від 21 вересня 2019 р.

Світ Православія. Випуск від 14 вересня 2019 р.

Світ Православія. Випуск від 7 вересня 2019 р.

Світ Православія. Випуск від 31 серпня 2019 р.

Світ Православія. Випуск від 24 серпня 2019 р.

Світ Православія. Випуск від 17 серпня 2019 р.

Світ Православія. Випуск від 10 серпня 2019 р.

Події в Православному Світі з 27 липня по 3 серпня 2019 р.

22-річниця вшанування святителя Інокентія Борисова

Під Києвом завершив роботу дитячий православний табір

ул. Кияшко, 26 г. Запорожье, 69041 38 (061) 224-83-95